Сиамский полиэдр V. Мой первый ретрит | Путешествия из Иркутска
Мои путешествия, Таиланд, ЮВА_2014

Сиамский полиэдр V. Мой первый ретрит

0

«Для того, чтобы услышать себя, нужны молчаливые дни», — написано на страничке медитационного центра Дипабхаван (Dipabh?van, Самуи, Таиланд), название которого с языка пали переводится «место рождения света».

Поехать на ретрит (уединение, удаление от общества, духовная практика) я собиралась еще год назад. Но тогда, видимо, было еще не время. На мой запрос центр не ответил, а через месяц подвернулась возможность путешествовать по Мексике.

Зато сколько радости было в этом году, когда я получила письмо от Дипабхаван с подтверждением регистрации. Пожалуй, именно ретрит был главной частью моего ЮВА-2014. Я его одновременно очень ждала и чуть-чуть побаивалась.
IMG_20140307_072343

День 1.

Бангкок. Опять опоздала на самолет. Этот раз – уже пятый по счету. Проспала. Между моим пробуждение и вылетом было 54 минуты. Из них больше половины ушло на дорогу. На мое удивление AirAsia оказалась ко мне благосклонна: зарегистрировала за 20 минут до вылета. Чудо чудесное! В 06:50 я уже мчалась по небу в направлении Сурат Тани. В 11:00 – коптилась черным дымом из трубы на верхней палубе парома, следующего на Самуи (AirAsia продает совмещенный билет на Самуи самолет-паром, по промо-акции он мне обошелся в районе 1,3 тысячи батов).

Перевозит своих пассажиров AirAsia на паромах через забытый богом причал Raja, где я не встретила общественного транспорта, за исключением алчных таксистов, которые были готовы довезти меня до нужного мне местечка – Хуа Танон – за 200 батов, казавшимися тогда для меня огромным богатством. Сохранив свое амплуа скупердяйки, я решила идти пешком до главной дороги острова, чтобы там словить сангтео (местную «маршрутку»). Уже на подходе к большой дороге возле меня остановился таксист. На вопрос «Хау матч?» дал понять, что договоримся, мол, он все-равно в ту сторону едет. Какая же я была наивная! Въехав в Хуа Танон, водитель запросил с меня те же 200 батов, несмотря на то, что к моменту встречи с ним я уже отшагала значительную часть пути.

Подхожу к офису медитационного центра Дипапхаван. Навстречу – девчонка. С белыми дредами, в какой-то невообразимого покроя юбке и рубахе, выглядывающие из под них части тела покрыты сплошным узором тату. Улыбается. «Хэло», — здороваюсь. «Привет», — говорит. «Ой!» — восклицаю я от неожиданности. «Что удивляться-то – мы же на русскоязычный ретрит приехали!». Действительно, из 53 приехавших почти все русские (большинство живут в Таиланде), за исключением немецкой пары, он-то, без сомнения, — немец; она не понятно, говорит по-русски так хорошо, что закрадываются подозрения, что имеет русские корни.

У Дипапхавана только офис в Хуа Таноне, сам центр расположен в лесу на горе. Отсюда виден краешек моря, доносятся отдаленные звуки машин, иногда слышно, как вещает муэдзин.
IMG_20140307_081539
«Центр медитации появился в 2006 году. Задолго до его появления здесь жили змеи и насекомые, — примерно так рассказывает нам, только что приехавшим, Антон. – Они имеют право продолжать жить здесь еще большее, чем мы. Пауки здесь неопасны, скорпионы неядовиты, а сколопендры, хоть и могут больно, цапнуть, но это без особых последствий. Правда, встречаются ядовитые змеи. Поэтому, если укусит змея, хорошо запомните ее окрас, чтобы определить необходимое противоядие».

Поселили нас в дормиториях. В нашей комнате – 28 «кроватей-домиков», высокие бортики с трех сторон и москитная сетка сверху отгораживают кусочек личного пространства. Из постельных принадлежностей – циновка, тоненькое одеяло и монашеская деревянная подушка.
IMG_20140307_064646
Как показала практика, из всех казавшихся на первый взгляд сложных непривычностей в здешних порядках (подъем в 04:30, запрет на курение, на фотографирование, еда без мяса и только до полудня) условия сна оказались для меня самыми тяжелыми. Болели бока, спина, ночью, чтобы перевернуться на другой бок, приходилось просыпаться и бережно перекладывать косточки в желаемое положение. Не спится еще и из-за холода. Пытаюсь укрываться пуховиком (он всегда со мной, ведь из Иркутска я вылетала зимой), не помогает.
IMG_20140307_072434
Молчание – обязательное требование ретрита — с моей периодической потребностью «впасть» в социофобию сложности не вызывает. «Достаточно много энергии тратится на эгоистичную речь. Люди говорят то, о чем можно промолчать, сплетничают, оскорбляют, кричат. Это создает беспокойство не только в нашем мире, но и в наших умах», — еще одна цитата с сайта Dipabh?van. Молчание началось в 21:00 в первый и день и завершилось утром последнего.

Наш распорядок дня:
04:30 Подъем
05:00 Утреннее чтение
05:15 Медитация сидя
05:45 Йога
07:00 Медитация сидя
07:30 Завтрак
09:30 Лекция Тана Хуберта
10:30 Медитация при ходьбе
11:00 Медитация сидя
11:30 Обед
14:00 Лекция Тана Хуберта
15:00 Медитация при ходьбе
15:30 Медитация сидя
16:00 Медитация при ходьбе
16:30 Медитация «любящей доброты»
17:30 Чай\кофе
18:30 Йога
19:30 Медитация сидя
20:00 Групповая медитация при ходьбе
20:30 Медитация сидя
21:00 Подготовка ко сну
21:30 Отбой\Свет выключается

Первая попытка медитировать сидя вызвала у меня удивление: 30 минут как-то очень быстро закончились.

День 2.

Мультики, как их потом назвал Тан Хуберт, при медитации у меня начались на второй день. Сакура. Крысиный оскал, тянущийся в поцелуе. Потоки воды. Потоки какой-то массы. Потоки, потоки… А теперь кажется, будто я – это только оболочка. Я почти физически это ощущаю. Мое тело огромное и полое. Вообще, меня где-то даже пугает буддистская версия, что «я», «меня» не существует. Я – только облик, частица божественного мироздания и сознания. Нет! Я хочу быть!

Из-за того, что я не выспалась ночью, очень хочется спасть днем. Сегодня во время сидячей медитации я позволила себе отдохнуть. Внешне я медитировала. Но внутри, кажется, спала. Замечательно! Встала после гонга, извещающего о конце медитации, вполне отдохнувшей.

Моя работа – после завтрака и обеда подметать кофе-арию – беседку, где мы пьем чай-кофе. Работу выбирал себе каждый сам: кто протирает посуду, кто носит кастрюли, кто моет туалеты. Я хотела подметать тропинки, но кому-то это захотелось раньше меня.
Пол подметать несложно. Подметаю одна, хотя должен быть напарник. Почему-то это напрягает, морально. Стараюсь «отпустить», но в то же время вынашиваю коварные планы: в последний день поинтересоваться: кто же такая Мария П. (в таблице распределения работ значится на моем «участке») и взглянуть ей в глаза. Но, а вдруг она что-то напутала и с чистой совестью убирает чужой участок?..

День 3.

Сегодня я проснулась посреди ночи и обнаружила, что у меня на ногах лежит что-то теплое и мохнатое. Кошка. Чтобы сменить положение, теперь нужно не только перекладывать свои косточки, но и двигать вместе с одеялом кошку, стараясь не побеспокоить ее сон. Но как же можно побеспокоить?! Ночной визит кошки я сочла за честь и прониклась гордостью и ответственностью за возможность быть изранной.
После завтрака в «кофе-арии» появилась Мария П. С веником. Секунду смотрю на нее. Смеюсь. Отворачиваюсь. Нельзя же вступать в контакт! Но иногда мимика говорит больше, чем звуки.

В нашей комнате освободилось пять «домиков». Их обитатели по каким-то причинам покинули медитационный центр.
IMG_20140307_065136
Какая замечательная лекция! Тан Хуберт объясняет все так, что это без сопротивления ложится на полочки моего сознания. Сегодня он рассказывал, зачем необходимо медитировать. После этой лекции у меня появилось особое усердие, стремление достичь внутренней тишины. Пока все без толку… Мой ум и я – совершенно «разные люди». На все мои усилия расслабиться и достичь мысленного безмолвия он заваливает меня образами и диалогами. Не моими. Чужими. Словно в моей голове кто-то беседует, проигрывает ситуации, которые со мной никогда не случались. Иногда я забываюсь, увлекаюсь этими «мультиками».
IMG_20140307_082247
В отличие от лекций Тана Хуберта, медитация любящей доброты: проникновение любовью под невозможно растянутые слова, произносимые ведущей — Таней, вызывает у меня стойкое отторжение. А фраза «И ум обретет покой», напоминает о смерти.

Буддизм учит спокойно воспринимать действительность, не зацикливаясь на прошлом и не впадая в пространные размышления о будущем. Но как жить, не мечтая?! Как жить только настоящим?!

День 4.

Нашла для себя смысл в медитации при ходьбе. Напрягаю во время каждого шага ягодичные мышцы. Пусть ум не прояснится, зато попа подкачается!
А вечером нашла кайф в групповой «ходячей» медитации. Да простят меня за мой неправильный подход. Сначала я вышагивала под звуки музыки, звучавшей у меня в голове. Потом я представляла, что я охотник, животное, вышедшее на охоту, лиса или кто-то из семейства кошачьих, выслеживаю добычу. Для этого нужно идти в ногу с «жертвой», очень тихо, крадучись, затаив дыхание. Кайф!

Впервые спала на деревянной монашеской подушке. Учитывая то, что я легко сплю без подушки, класть голову на полешко у меня не вызвало труда. А вот приспособиться к нему, чтобы лечь на бочок оказалось не простым делом.

Каждое утро просыпаюсь с песней в голове. «Макарена», «Позови меня с собой»… Удивительно: «в жизни» я такое не слушаю. Получается, мое бессознательное без меня такой дребенью развлекается?!

Прошла половина ретрита… Уже и не хочется, чтобы он заканчивался. Самым трудным и каким-то бесконечным казался второй день. Даже в какой-то момент возникло раздражение происходящим, правда, приправленное любопытством: что будет дальше? Сейчас все воспринимается с удовольствием, подслащенным предвкушением. Появилось ощущение какой-то легкости и несерьезности происходящего. Будто мы все здесь играем в какую-то забавную игру. Такое чувство закралась после того, как прогуляла «любящую доброту». По вполне уважительной причине – разговаривала с монахом.
С разочарованием воспринимаю гонг, извещающий об окончании медитации. Вероятно, в моих хромосомах заложен ген фанатизма. Хочется, чтобы медитация продолжалось дольше. Кажется, еще чуть-чуть, и на меня снизойдет мысленное безмолвие, а за ним – всепоглощающий восторг.
IMG_20140307_082436
Сегодня во время медитации пытались наблюдать за своим телом. Скучновато. Тем более, ни одна точка на нем не просила особого внимания, ничего ни болело, ни затекало. Это я поначалу пыталась изображать «лотос» или «русалочку», теперь сижу на специальной скамеечке. Очень удобно! Зато, начав наблюдать за мыслями, я будто попала в сумасшедший дом. Только я начинала «вести» свою мысль, она тут же сбивалась на картинки и разговоры, о которых я даже не помышляла. Например, вижу перед глазами большой круг с рваными рыжими краями. Размышляю: «У меня монокулярное зрение. Интересно, этот круг один или для каждого глаза свой?» Пытаюсь «переключиться» на правй глаз, и вижу «мультик». Два мужика в белых костюмах прыгают с высокого бревна в реку. И тут же голоса: «У тебя два друга, выручит или один или второй». Возвращаюсь в себя с вопросом: «Это они про глаза?»

Освободились два места в столовой. Вероятно, это уехали еще две девочки из соседней комнаты.

У меня в «домике» днем дрыхла рыжая кошка. Что за ерунда? С соседями по комнате говорить не тянет, а когда ко мне на кровать запрыгнула Рыжая, не могла не прошептать пораженная ее выходкой: «Здравствуйте, девочки!» У Рыжей три лапы. Ее, вроде, это ничуть не смущает, вполне резво передвигается на трех.

День 5.

Проснулась. В голове: «Шаланды полные кефали…». Ладно, хоть не «ламбада».
120 ступеней от нашего корпуса до медитационного зала. Сажусь. Скрещиваю ноги. Закрываю глаза. Самое трудное – расслабить живот. Его мышцы так и норовят прийти в тонус. Глубокий вдох. Выдох. Стараюсь прочувствовать, как воздух проходит внутри: от носа до точки несколько ниже пупка. Не чувствую. Он никак не хочет опускаться ниже диафрагмы. Вдох… Выдох… Теперь быстрее: вдох-выдох, вдох-выдох. Холодный поток проносится через нос в область желудка и обратно. Вдох-выдох, вдох-выдох. Теперь можно спокойнее: вдох… выдох… Кончик носа чувствует легкое щекочение, предвкушая повышенное к себе внимание. Хорошо! Блаженно, спокойно. Вдох. Выдох. Ой-ой-ой! Кажется, комар кусает. Остренько так! Нет, не может быть: я же антимоскитной вонючкой намазана. Точно. Не кусает. Брр. Ум замолчи! Вдох. Выдох. Кончик носа деформируется, вытягивая нос, тот становится длинным, как у лисы из мультика про колобка. Вдох. Выдох. Как птички щебечут! Благодать. А так зачем орать?! Это не «кукареку», это целый «караул». «Отпускаю» петуха, пусть кричит себе с миром. Вдох. Выдох. Мысли прочь! Кто это шуршит за спиной. Соседка. Пьет воду из бутылки, зевает… Надо же, как у меня слух обострился. «Отпускаю» и соседку. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Свет. Не смотря на сомкнутые веки, я вижу яркий белый свет. Посередине возникает шар… Мальчишка в холщевом то ли платье, то ли рубахе на фоне серой стены. Это же мой дуал! И вдруг голос, чужой, откуда-то из глубин: «Почему я должна страдать, если у него один ботинок?» Упс. Глубоко сказано! Не пора ли к психоаналитику? Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Я — дверь, через которую туда-сюда ходит воздух. Вау! Я, то есть, он, мой ум уже пять вдохов, как молчит! О, черт! Все испортила. Вдох. Выдох. А как там мое тело? Как там, например, руки поживают? Так… Кисти… Большой палец, указательный, средний… Остальных будто и нет вовсе. Доон-дооон… Все гонг. Пор возвращаться… Жаль, так и не получилось достичь внутреннего безмолвия. Ничего, в следующий раз получится. Тан Игорь говорит, что может получиться, у новички бывает, с первого ретрита ловят.
IMG_20140307_082001
Прямо «10 негритят»: в комнате освободились еще 3 кровати!

Шумная соседка сменила местоположение: ушла на стул у стенке.

Опять «Любящая доброта». По совету Тана Игоря отказываюсь про себя повторять растянутые огромными паузами фразы, а пользуюсь текстом собственного сочинения с использованием отдельных элементов заданного. Получается очень солнечно и весело. Я мысленно скачу вприпрыжку вокруг людей и озаряю их сиянием любящей доброты, исходящей от меня, подобно солнечным лучам. Все. Наскакалась. Надоело. Открываю глаза и с удивлением обнаруживаю, что примерно треть, если не больше, «медитирующих» занимаются чем попало, а не стараются, закрыв глаза, посылать в пространство флюиды любви и добра.

Вообще, народ становится все более расслабленным. Одним все это просто поднадоело, другие освоились и сами дозируют свое рвение.

День 6.

Особый день. Без лекций. Только медитация и утренняя йога.

Во время медитации ловлю себя на том, что обращаюсь к уму: «Мой мальчик», уговаривая его быть спокойнее и немного помолчать.

Точка на кончике носа от длительного медитирования становится супер-чувствительной. Вдобавок у нее появился дублер – точка между бровей, которая тоже чувствует легкое щекочение в процессе осознанного дыхания. Иногда они сливаются, и возникает ощущение, что мой нос находится на лбу. А однажды причудилось, что отрастает хобот, и я становлюсь похожей на Ганешу.

Сегодня за вечерним какао убила комара. Я не хотела! Честно! Наливала какао и почувствовала некий дискомфорт сзади на шее. Я даже не успела ничего сообразить, а рука сама потянулась к потревоженному месту. Не знаю, что было громче, хруст с которым давилось насекомое или мое ошарашенное «Ах», от того, что сделала… Эх, я… А уже пять дней развиваю осознанность…

Как здорово гулять под звездным небом вокруг статуи Будды, осторожно ступая на мягкую травку или специальные плашки! Медитировать тут же, сидя на земле, в полном одиночестве!

День 7.

Последний. А потому немного грустный. Я еще не «насытилась» молчанием, медитациями, жизнью в себе. Пусть не постигла восторга от тишины в голове, но, верю, чуточку светлее все же стала.

День начался под «Полонез Огинского», что вполне объяснимо грядущим расставанием и национальностью Тана Хуберта. Он – поляк, несколько лет прожил в Питере, а потом уехал в Таиланд, где стал монахом.
IMG_20140307_071528
Продолжился день напевом: «солнышко, солнышко жгучее, колючки, колючки колючие…». Это оттого, что колючки вновь вцепились в мои широкие рыжие штаны, как когда-то в Прамбанане. В этот раз я по наивности игнорировала тропинки на горе, в саду Барабан Дхаммы, куда нас возили медитировать. В саду несколько раз в месяц проводят для местной детворы однодневные ретриты, сопряженные с играми и пикниками. Территорию сада, как и самого медитационного центра, настоятелю монастыря Суан Моккх (с 1985 по 2012 год) Аджану По пожертвовала тайка Кун Сириван. Хотя я могу ошибаться, и не исключено, что жертвовали землю разные люди. Но от этого мое восхищение тайцами, столько высоко ценящим духовное, не становится меньше.

Вечером с нас сняли «обет» молчания. На время. Чтобы мы могли высказать свои впечатления о ретрите. Какие оказывается меня окружали интересные глубокомысленные люди! Больше всех меня поразила одна девушка. Елена. Она еще прежде обратила на себя мое внимание тем, что ее ступни ног были лишены пальцев. Как человек, когда-то занимавшийся горным туризмом, я сразу подумала, что по причине обморожения. «Мой первый ретрит, — примерно так начала Елена, — состоялся 8 лет назад». Она рассказала, что оказалась одна в тайге, ее спутник умер. Чтобы утолить жажду, она в пластиковой бутылке растапливала под мышкой снег, получая таким образом несколько глотков воды. Чтобы не думать о плохом, считала сначала слонов, баранов, потом дыхание.

День 8.

Сборы. Фотографии на память. Прощание.

Как замечательно, что все это было, и как жаль, что закончилось.
IMG_20140307_071346
Буддизм – это не религия, это практика. Делая себя лучше, делаешь лучше окружающий мир…

< <<<<<<<Предыдущая запись________Следующая запись>>>>>>>>

Оставить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Транспорт из Иркутска